УЛЕТАЙ, МОЯ СКАЗКА, СВЕТЛО…
Это строчка из стихотворения, которое посвятил отец моей маме, когда они расстались, и она уехала из Омска в Темрюк, в родительский дом. Папа не смог без нее жить, тосковал по нам – совсем еще маленьким детям – Аленке и Павлику, и через год семья опять была вместе. В Темрюке отец устроился в районный дом культуры и диктором на радио. Мы часто видели его на сцене, без него не обходился ни один концерт, ни одна демонстрация. На Кубани у него появился новый цикл стихов о Тамани, Лермонтове, которые и поныне звучат на всех праздниках Таманского полуострова. «Улетай, моя сказка, светло». Спустя годы, когда папы уже не стало, эта строфа послужила названием творческому вечеру, посвященному памяти моего отца, поэта Геннадия Морозова.
На концерт мы пришли вместе с мамой. Рядом с нами, на соседнем кресле, она положила две стопочки подписанных книг, которые через час сердечно подарит гостям вечера. Это сборник стихов Геннадия Морозова «Цветок татарника», выпущенный в начале 2011 года. Впервые презентация книги прошла в средней школе №3 города Темрюка – по инициативе педагога Ольги Терещенко.
В сборник вошли не все стихи автора, и по ходу мероприятия мы поняли, что далеко, далеко не все. Поклонники его таланта выходили на сцену, доставали картонные книжечки самиздата и сокровенные листки со стихами, которые когда-то дарил им отец, читали их. Голос дрожал. Некоторые стихи мы слышали впервые. Галина Брагина прочитала стихотворение о Совете ветеранов, которое когда-то вручил ей отец. Эти стихи есть только у меня, с гордостью сказала она, и аккуратно убрала пожелтевший лист в новый сборник. Мелькнули строчки – почерк папы, печатные буквы. Защемило сердце. Видно, что он переписывал начисто – когда у него рождались стихи, он обычно записывал их неразборчиво.
Несмотря на тщательно продуманный сценарий, творческий вечер шел по своему руслу. Это придавало ему искренности и теплоты. Много теплых слов о Геннадии Морозовом сказали его друзья. Алексей Скородумов, который не забывал о старом друге даже во время долгой болезни, посвятил ему свое стихотворение и прочитал его со сцены.
 Папе часто дарили стихи.
– В день рождения Геннадия Анатольевича – 26 января, я посвятила ему стихотворение, – рассказывает Людмила Нацевич, поэтесса. - Он сердечно поблагодарил, но… тактично указал на стилистические ошибки. Я не обиделась, а переписала, и только после этого отдала ему. Ведь до приезда Морозова в Темрюк мы не знали основных правил стихосложения, и предстояло еще многому научиться.
В юности Геннадий Морозов окончил Новосибирское театральное училище, работал в театре, на телевидении, занимался с детьми в театральной студии, был корреспондентом газеты «Советский Иртыш». В Омске вышел его первый поэтический сборник «В дороге и дома». Он много публиковался в областных газетах, его стихи были напечатаны в «Литературной России». Уже переехав на Кубань, он завершил учебу в Московском Литературном институте имени Горького. Конечно, у него были знания, которыми стоило поделиться.
У папы есть несколько стихотворений, написанных уже в другой жизни, вне театра и сцены. В 90-х ему пришлось оставить любимую и малооплачиваемую работу, и выйти торговать книгами на рынок, чтобы хоть как-то прокормить семью. В тех стихах он иронично пишет об этом периоде жизни. Отец никогда не смеялся над другими, только над собой. Это качество в нем всегда уважали его друзья и знакомые.
Когда был выпущен сборник «Цветок татарника», мама отправила его давнему знакомому отца  Виктору Домбровскому, члену союза писателей России. Через некоторое время нам пришло от него письмо. Не знаю, можно ли плакать от гордости, но читая его рецензию, мы не могли сдержать слез. «… от книги настоящих стихотворений не было никакой возможности оторваться» - пишет он. Ну почему поэтов признают, только когда их уже нет?! Порадовали строки из письма – «Я уже отобрал для публикации в одном из томов двадцатитомной «Кубанской библиотеки» произведения Геннадия Морозова, что явится малой толикой моего участия в продвижении к читателям его самобытного творчества».
Ведущая литературного вечера рассказала историю о том, как омские журналисты, решив создать антологию стихов с 50-х годов ХХ века по сегодняшний день, долго разыскивали Геннадия Морозова, который около 30 лет назад уехал на Кубань, и следы как будто затерялись. Но найти его было необходимо.  И нашли, но к телефону папа подойти уже не мог. Не хотелось верить в печальную весть… Но стихи-то остались! И через пару месяцев мы получили по почте от омских друзей три экземпляра восхитительной книги «Заря не зря, и я не зря!», где наряду с другими были опубликованы стихи Геннадия Морозова.
Мой сын с удовольствием разучивает дедушкины стихи для детей. Со временем мы хотим объединить их еще в одном сборнике, уже для маленьких любителей поэзии. Их, как оказалось, в Темрюке немало. На творческом вечере, организованном заслуженным работником культуры Кубани Анной Прокудиной, было много стихов, которые читали малыши 5-6 лет. Знакомые строчки, окрашенные их голосами, оживали, искрились, превращая каждого маленького участника в артиста, звездочку. Чувствуя гордость от того, что стоят на сцене, эти маленькие таланты вряд ли догадывались, что совершают великое дело – дарят этим стихам бессмертие.
Слезы набегали несколько раз. Еле сдержалась, когда прозвучала финальная песня о лебединой верности. Когда смолкли аплодисменты, некоторые зрители сжимали в руках носовые платки.
На протяжении всего творческого вечера на кинопроекторе была папина  фотография из тех, давних лет. Именно таким я его и помню…